Вы здесь

читать

Плиты и провалы.
Главы:
Две другие 
Лучевые машины Времена и Пространства 
Ноябрь.11 ноября 2009 года 
Андрей Диченко
Минск, Беларусь 
©Диченко А., 2015
© Logvinov Literatūros namai, 2015 

Валера энергетической стрелой ворвался в примитивный организм членистоногого создания с единственной целью — отомстить. Будучи порождением сверхразума, он запросто влиял на всю материю, и за мгновение существо из крохотного превратилось в метровое угрожающее создание, которым, словно подручным роботом, управлял перешедший в иное состояние Валера. Дежурившие возле входа санитары в ужасе помчались прочь, а доктор оказался прижат к противоположной от входа стене. Выругавшись на непонятном языке, он схватил медицинскую пилу в надежде, что сможет совладать с этим порождением иной вселенной. Однако все было тщетно: головотуловище паука издало противный чавкающий звук, и комок паутины врезался в доктора. Понимая, что теперь он полностью обезоружен, врач закричал. Паук подобрался к хирургу поближе и впрыснул в его тело свои пищеварительные соки. Тот захрипел, давясь собственной рвотной массой, ощущая в последние секунды своей жизни, как его тело переваривается изнутри

1779

Как это снято: «Муха»
Ровно 30 лет назад «Муха» Дэвида Кроненберга «залетела» на экраны.
Препарируем уникальное насекомое и выделяем компоненты его феноменального успеха — смешение жанров, натурализм, Голдблюм, Шор и бабуин
Маргарита Васильева  
tvkinoradio 

С неизлечимой болезнью Кроненберг сравнивает и мутацию Брандла, который, подобно жертвам онкологии, проходит через отрицание («Я здоровее, чем когда-либо», — заявляет он Веронике), гнев («Ты боишься возможностей плоти и завидуешь мне», — продолжает он свою мысль), торг (рассуждения ученого про эволюционный потенциал его эксперимента), депрессию (понимание опасности своего состояния и желание умереть) и принятие Брандлмухой своего перерождения, выраженное в отсылающей к «Превращению» Франца Кафки фразе: «Я — насекомое, которому снилось, что оно человек. Это было приятно, но теперь сон закончился».

693

Образы и состояние Buttechno 
Mixmag 

Илья Воронин 

Есть такое ощущение, что люди, которые лайвом сегодня играют техно, являются рабами машин.  
Да, рабы машин довольно точное описание. Мои треки невозможно сыграть лайвом, поэтому многие из них на живом выступлении я просто свожу. Я всегда восхищался артистами, которые могут обложиться синтезаторами и сыграть лайв, который будет держать тебя от и до. Но это случается крайне редко.

439

Субкультура: Зачем она была нужна и что будет после неё? 
Maksim Kudryashov 
Syg.ma 
28.07.2016

Понятие «субкультура» прошло четыре этапа своего развития. Первый этап (20-е–50-е гг.) ассоциируется с Чикагской школой, обозначавшей субкультуру как молодежное преступное сообщество, и структурным функционализмом, для которого субкультура являлась «переходной группой» между «детским миром» и «миром взрослых». Второй этап (60-е–70-е гг.) связан с Бирмингемским Центром современных культурных исследований, ученые которого рассматривали субкультуры как способы символического сопротивления молодых людей против своего классового происхождения. Третий этап («постсубкультурализм») (80-е–00-е гг.) отмечен попытками социальных ученых и культурных теоретиков переосмыслить молодежную коллективность в свете новых социально-экономических тенденций. Постсубкультуралистами отметались структурные, детерминистские объяснения участия молодых людей в культурных сообществах. Был предложен целый ряд новых концептов, призванных встать на замену «устаревшего» понятия субкультуры: неоплемена, сцены, стили жизни, «милье». Все эти концепты объединяются общим понятием «флюидности», под которым подразумевается размытость культурной идентичности, необязательность участия в сообществе, сводящегося к обычному потребительскому выбору. Наконец, новейший четвертый этап (с сер. 00-х) характеризуется нарастающей критикой постсубкультурализма. Британский социолог Пол Ходкинсон и некоторые другие ученые [Shildrick, MacDonald 2006] обращают внимание на то, что концепт субкультуры еще не потерял свой эвристический потенциал, и что до сих пор имеет смысл говорить о структурных причинах участия молодых людей в сообществах.

909

Не возвращайтесь по своим следам 
Владимир Михайлов 
Дружба народов 
1991,  Москва 
Части 18, 19, 20 

Человек не может быть добрым к природе - и злым по отношению к другим людям, он не может быть добрым к людям - и злым к природе. Человек не может быть злым и добрым одновременно, он или тот, или другой по сути своей, а второе его качество - напускное, личина, притворство. Мы не были добрыми ни к себе, ни ко всему, что окружало нас. Такими были наши отцы. Такими были впоследствии наши дети. И их дети. И дети тех детей. Потому что ничем иным нельзя объяснить то, что человек - все люди - в конце концов оказались перед необходимостью повернуть время и бежать назад: страх гибели, неминуемой и страшной гибели заставил их. Гибели от чего? Многие из нас не знали этого и сейчас не знают. Мы бежали - далекие потомки наши бежали в прошлое от страха перед самоубийством. Потому что именно самоубийством занимались они так же, как занимаемся сейчас мы. Ведь чтобы убить себя, не обязательно выстрелить в сердце, сунуть голову в петлю или выброситься из окна. Можно и иначе: каждый день понемногу отравлять себя ядом, собственной рукой подсыпать или подливать его в свою еду и в свое питье. Результат будет одним и тем же.
Так возникла вторая жизнь: как средство спасения от гибели. И она многим из нас кажется вполне благополучной, нормальной, приятной даже. Но это на самом деле не жизнь. Это лишь тень ее. Если это и жизнь, то - загробная, та самая, в которую нам никогда не полагалось верить; но вот, как видите, есть она, и загробной жизнью сейчас живем мы с вами. Потому что только в ней человек может и вынужден нести ответственность за все ранее им совершенное, но не может и при самом большом желании исправить то, что им совершено. Потому что у нас нет больше воли, нет инициативы, нет права, нет возможности совершать поступки так, как мы считаем нужным - но только так, как предначертано второй жизнью. Да, вторую жизнь, содержание ее, создали, определили в конечном итоге мы сами; но если мы более не хотим ее, если стремимся вернуться ко времени свободы воли и свободы ответственности, - разве мы не вправе сделать это? Мы, каждый из нас, сидящих тут; мы - народ; мы - человечество?
Кто-нибудь может сказать: мало хотеть - надо мочь. Да, когда хочет один человек - он должен быть личностью исключительной, чтобы чего-то добиться, и обойдется это ему очень и очень недешево. И если хочет десяток - это тоже еще не повернет событий. Но если каждый, слышите - каждый человек поймет и привыкнет к мысли, что он имеет право хотеть и что желание его может стать действием, - когда каждый человек поймет это, то с такой массой твердой воли не справится уже ничто. Время не устоит перед нею, потому что неверно, что время несет нас в себе: это мы носим в себе время. И не мы таковы, каково время, но время таково, каковы мы. Вот тут действительно не надо оправданий - ни одному из нас. Не оправдание, но покаяние и - действие. Желание действовать. Никому не под силу изменить все время; но свое личное - да! Надо только захотеть - и мы повернем его снова и нашей второй, загробной жизни придет конец!

361